Картина дня. Финансы

44 381 подписчик

Свежие комментарии

АВС (Испания): трагическая смерть еврея, который сражался в рядах «Голубой дивизии» за Франко и Гитлера в ходе Второй мировой войны

Немец Эрих Розе нарушил все каноны Гражданской и Второй мировой войны. Нацисты считали его евреем на 75 процентов, но он погиб, сражаясь за Рейх в битве за Красный Бор несмотря на то, что его родители скончались в концентрационных лагерях.

АВС (Испания): трагическая смерть еврея, который сражался в рядах «Голубой дивизии» за Франко и Гитлера в ходе Второй мировой войны

Пройдут года, но история никогда не перестанет меня удивлять… В середине февраля 1943 года, в отдаленном местечке Красный Бор, внизу справа от Ленинграда, молодой лейтенант выкрикнул свое последнее проклятие в адрес тысячи ветров, а потом упал замертво на снег. На плече у него была повязка «Blaue Division» или «Голубой дивизии», в которой испанские добровольцы сражались во Второй мировой войне. Однако его последние слова нашли отклик в столь же утонченном германце, как Фридрих I. Этого человека, с бледным лицом и светлыми волосами, звали Эрих Розе (Erich Rose). Может быть, это всего лишь очередное имя в огромном списке немецких офицеров, служивших в части.

Не волнуйтесь. По крайней мере пока. Подождите, пока дойдете до комментариев, хотя эта статья нужна совсем не для того, чтобы похвастаться или потыкать палкой из орешника, она призвана рассказать о факте, столь же малоизвестном, сколь и привлекающем внимание. Вне зависимости от политических предпочтений и вопрошающих взглядов направо и налево, не говорите мне, что вас не удивляет тот факт, что этот Розе (или Россе (Rosse), в зависимости документа, к которому вы обращаетесь) был немцем, чьих родителей отправили в концентрационный лагерь, так как они были евреями.

А он сам, согласно нацистским законам, был на 75% евреем, так как только один из его предков был арийцем.

История Розе — одна из самых неизвестных в истории «Голубой дивизии». Это островок в целом море дат, фактов и имен, о котором меньше года назад историк Карлос Кабальеро Хурадо (Carlos Caballero Jurado) написал свою документальную работу «Эрих Розе: Трагический финал „еврея" „Голубой дивизии"» («Erich Rose: El trágico final de un oficial "judío" en la División Azul»). В этой книге ученый, также являющийся автором недавней «Голубой дивизии» («La División Azul») проводит настоящую детективную работу, вытаскивая на свет информацию о человеке, который, перед тем как отправится на русский фронт во время Второй мировой войны, сражался в «Легионе „Кондор"» и «Испанском Легионе» в ходе Гражданской войны, сотрясавшей нашу страну три года.

Если нас чему и учит история Розе, так это тому, что нельзя допускать упрощения, бича нашей эпохи. В последние дни, возможно, получили распространение редукционистские теории о том, что «Голубая дивизия» отправилась на русский фронт, чтобы убить евреев, как отряд возмездия. Однако правда в том, что в него входило множество разных людей с разными политическими взглядами. Большинство из них было фалангистами, в этом нет никаких сомнений, но некоторые из них, как объясняет в своих работах о дивизии историк Хавьер Морено Хулиа (Xavier Moreno Juliá), были «карлистами и представителями других более мелких консервативных направлений». Кроме того, по его словам, «добровольцы представляли собой весь социальный спектр».

[Интервью АВС с Карлосом Кабальеро Хурадо читайте в конце этой статьи.]

Военный, германец и на 75 процентов еврей

Несколькими фразами описать целю жизнь — сложное задание. Эрик Якоб Розе (Erik Jakob Rose), которого товарищи по «Голубой дивизии» позже будут описывать как молодого человека «немецкого вида», но более низкого роста, чем обычно бывают германцы, родился седьмого сентября 1912 года в Эльзасе, в то время находящегося под руководством Второго Рейха. Похоже, он ни в чем не нуждался, так как происходил из обеспеченной семьи и, более того, его с детства тянуло ко всему военному, так как его отец занимал должность командующего медицинской службой в Армии. По крайней мере до того момента, как Версальский договор (дьявол с рогами и копытами по мнению Адольфа Гитлера) не разорил германские вооруженные силы.

В личном письме Кабальеро Хурадо один из старых приятелей Розе подтвердил, что молодой человек быстро доказал приверженность идеалам отца. А именно «правым, консервативным и националистским». Однако, прежде всего, была ещё одна особенность: с его точки зрения, «коммунизм и большевизм — враги мира номер один». Это обычное дело для эпохи потрясений, когда основной навязчивой идеей страны было указать обвиняющим перстом на единого общего врага, на которого направляли всю ненависть, накопившуюся после провала в Первой мировой войне. В пылу этих идей он рассмотрел в Национал-социалистической немецкой рабочей партии друга, с которым можно было идти рука об руку.

Якоб, это еврейское имя было само по себе предсказанием, с особым упором учился в военной академии, желая стать офицером. Он бы сделал хорошую карьеру, если бы не внедрение расистской политики (Arierparagraph). «Согласно этим абсурдным положениям, оказалось, что он на 75% был евреем, так как оба родителя его отца, а также один из родителей матери были евреями. Не имело никакого значения, что он и его отец были крещеными и считали себя исключительно германцами», — пишет в своей книге Кабальеро Хурадо. Как и многих других в 1935 году его выгнули из армии. Однако ему улыбнулась удача, и он смог перевестись в посольство Германии в Испании.

В Испании

Возможно, Розе рассмотрел что-то в нашей стране прежде, чем вернулся домой. Сложно сказать. Точно мы знаем только то, что, когда Рейх посылал офицеров тренировать ополченцев «Испанской Фаланги» и руководить повстанческой армией, он вызвался добровольцем. Так в 1937 году он оказался на Пиренейском полуострове в составе «Легиона „Кондор"», чтобы проводить занятия сначала в Академии в Толедо, а потом в Гранаде. Самым поразительным является тот факт, что Розе несколько раз просил включить его в ряды «Испанского легиона», который в то время являлся одним из основных ударных подразделений самопровозглашенных граждан. Кабальеро Хурадо, его основной биограф, так и не смог понять причины этого.

«Легион» стал стремлением германца. Может быть, именно в нем он видел шанс продемонстрировать свою значимость. Кто знает. Розе, в тот момент носивший звание лейтенанта, практически помешался. Он хотел вступить в него и не просто помогать (Франко подтвердил, что он сохранит свое звание в отряде, если останется до конца конфликта), а стать ещё одним его бойцом. Он хотел построить карьеру, а не уехать через несколько месяцев. Поэтому, игнорируя приказы самого Франко, он записался рядовым в «Испанский легион» под выдуманным именем. «17 сентября под именем Генри Россе Россе (Henri Rosse Rosse) он вступил в ряды Легиона в Сарагосе», — пишет в своей книге Кабальеро Хурадо.

Этот факт мало на что влияет, но объясняет, почему в разных документах он выступает под разными именами. Кроме того, несмотря на то что франкистские чиновники сразу же разгадали его обман (должно быть, это был единственный раз, когда запутанная испанская бюрократическая система сработала как часы…), ему позволили продолжить служить. Вместе с этим отрядом Розе или Россе, как вам угодно, участвовал в предсмертных хрипах битвы на Эбро и дошел до Барселоны. У него всё отлично получалось. Во время службы его командующие писали о нем, отмечая, что «он проявил большое мужество и проделал хорошую работу на фронте» или «с огромным успехом обучил сотни офицеров».

Он выжил, ему вернули звание, и в 1939 году после победы Розе отправил Франко письмо, в котором просил дать ему испанское гражданство. Это письмо Кабальеро Хурадо внимательно восстанавливает в своей работе:

«Эрих Розе Розе, лейтенант „Легиона", 26 лет, холост, уроженец Страсбурга, Эльзас, немец по национальности со всем полагающимся уважением имеет честь сообщить Вашему превосходительству, что он уже два года служит в испанской армии, а с августа 1938 года состоит в „Легионе". Именно такое количество времени оговаривается законом от 4 сентября 1920 года для предоставления иностранным лицам испанского гражданства. Поэтому он и обращается к Вашему превосходительству с прошением предоставить ему это гражданство, для чего к письму прилагаются необходимые документы. После достижения этой цели он мог бы быть назначен офицером на испытательный срок, ведь он продемонстрировал необходимые для этой должности умения».

«Голубая дивизия»

И вновь реальность была против него. Розе так и не получил ответа и вернулся в Германию, где его также приняли отрицательно и отказали в так называемой «арианизации», так как трое из его бабушек и дедушек были евреями. Казалось, у него так и не будет шанса сражаться за нацистскую армию, пока летом 1941 года Адольф Гитлер не начал операцию «Барбаросса», как тогда назвали нападение на Советский Союз. Не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять как через свои связи в Испании Розе сложил два и два, когда Рамон Серрано Суньер (Ramón Serrano Suñer) произнес свою знаменитую речь, в которой обвинил СССР в Гражданской войне и призвал испанских солдат сражаться с Иосифом Сталиным плечом к плечу с немецкими войсками в только что созданной «Голубой дивизии»:

«Россия виновата! Виновата в смерти нашего основателя Хосе Антонио. Виновата в смерти стольких товарищей и солдат, павших в той войне из-за агрессии русского коммунизма. Уничтожение России — это требование Истории и будущее Европы».

И вновь франкисты приняли Розе с распростертыми объятиями, ведь на фронте остро не хватало переводчиков. Он мгновенно вошел во Второй отдел испанского Генерального штаба в качестве переводчика. Его историю в рядах этого отряда Кабальеро Хурадо описывает довольно подробно. Достаточно будет только сказать, что за свою работу сама германская армия, ранее его отвергшая, наградила его. С военной точки зрения, он вроде бы нашел свое место в отряде. Однако в личной сфере получил новый удар, когда узнал, что его родителей отправили в концентрационный лагерь. Сюрреалистично.

Невозможно влезть в его голову и понять его намерения, но этот моральный удар что-то изменил внутри него. Нет, не на идеологическом, но на жизненном уровне. В ходе одной из смен в конце 1942 года, практически уверенный в том, что его жизнь вскоре закончится, он изменил свое завещание и внес туда фразу, которая оказалась своего рода предзнаменованием:

«Если я погибну в сражении, а я надеюсь, этого не произойдет, я не хочу, чтобы вы плакали обо мне, ведь я никогда не хотел для себя ничего иного как погибнуть в серой военной форме несмотря ни на что. И после долгой битвы я сумел добиться этого».

В 1943 году Розе оказался в районе Красного Бора (к югу от Санкт-Петербурга), когда советская армия начала операцию «Полярная звезда»: массивное наступление с целью прорвать блокаду, которой Вермахт подверг Ленинград. «Десятого февраля 1943 года 38 советских батальонов вышли из Колпино, промышленного района Ленинграда, перед которым и разместилась „Голубая дивизия". Их поддерживали 80 танков, около 150 батарей и неопределенное количество Катюш, то есть систем реактивной артиллерии», — объяснил АВС историк Хавьер Морено Хулиа, автор книги «„Голубая дивизия": испанская кровь в России, 1941-1945» («La División Azul. Sangre española en Rusia, 1941-1945»). На их пути оказалось всего 5900 испанцев. Исход был предрешен.

Произошло, что и предполагалось. Советская армия стремительно ворвалась в сектор, защищаемый 262-ым полком «Голубой дивизии». Положение было отчаянным, для участия в сражении стянули все находящиеся поблизости подкрепления. Среди них был и отряд Розе, получивший приказ двигаться вперед, чтобы развернуть передовой информационный узел. Однако противник без особых усилий разбил испанские позиции. В пылу боя командование решило, что единственным способом организовать разбросанных по всему полю боя солдат было начать контратаку, лейтенант Розе тоже в ней участвовал.

Как рассказывает в своей работе Кабальеро Хурадо, там он и оставил свою жизнь: «Как раз в этот момент на линию огня выходило „немецкое зенитное орудие Flak". Понятное дело, что в разгар сражения им было остро необходимо, чтобы хоть кто-то сказал им, что, черт возьми, происходит. И так как во взводе Flak явно не было переводчиков с испанского, Розе предложил (или настоял) присоединиться к нему. И как бы ни был силен этот взвод, дело в том, что он был всего лишь взводом. Ужасная атака советской армии разбила его также, как ранее разбила испанские силы, разбросанные на передовой или проводившие контратаку.

Шесть вопросов Карлосу Кабальеро Хурадо

АВС: Как вы считаете, о жизни Розе известно больше тайн, чем фактов?

Карлос Кабальеро Хурадо: Мне кажется, практически всё известно точно. На личном уровне единственное, что нам осталось прояснить, кем была та его испанская девушка, о которой известно только имя.

— Раньше мы думали, что евреи с самого начала были выгнаны из немецкой армии, но в своей работе вы пишите, что нацисты прибегали к ним в первые месяцы войны. Как это возможно?

— Я считаю, этот вопрос относится к более обширной теме, которую отлично раскрыл и ответил на все вопросы профессор Брайен Ригг (Bryan Rigg) в своей замечательной работе «Еврейские солдаты Гитлера». Для начала следует вспомнить, что те, кого нацисты называли евреями (четверо предков, практиковавших иудаизм), никогда не входили в состав Вермахта. Однако «метисов» было огромное количество. С точки зрения биологии, именно ей характеризовался нацистский семитизм, считалось, что 50% или 75% «арийской крови», возможно, возобладают над 50% или 25% «еврейской крови». Однако со временем их взгляды становились всё более радикальными, и метисов выгоняли.

— Похоже, Розе пользовался расположением немецких и испанских высокопоставленных офицеров…

— Розе, помимо искреннего немецкого патриотизма и жестких антикоммунистических настроений (это никак не противоречит тому, что его предки практиковали иудаизм, хотя его отец и он сам уже этого не делали), был очень компетентным офицером, и его друзья не могли объяснить, как можно было потерять такого офицера. Одним из его лучших друзей был капитан Шнец (Schnez), который входил в элитное подразделение Генерального штаба и служил в верховном командовании немецкой армии. Именно он, занимая такую должность, пытался вернуть Розе в ряды немецкой армии, но безуспешно. Что касается важности капитана Шнеца в рядах армии, думаю, лучше всего его продемонстрирует тот факт, что после войны он стал Генеральным инспектором Федеральной армии Германии.

Испанцы, служившие с Розе в «Голубой дивизии», прекрасно знали, что его предки практиковали иудаизм, и не обращали на это особого внимания. Наоборот, помимо его профессиональной ценности важности Розе придавал тот факт, что во время Гражданской войны он служил в рядах испанской армии и сражался против армии «Народного фронта». Все считали его товарищем, им он и был на самом деле.

— Какую роль он играл в «Голубой дивизии», по крайней мере по документам?

— В то время немногие испанцы хорошо знали немецкий. Поэтому помощь кого-то вроде Розе в качестве переводчика шла только на пользу. Важно, что он был не просто переводчиком, приписанным к какому-то из батальонов или полков, он служил в Генеральном штабе. А уже внутри Генерального штаба он входил во Второй отдел, который должен был больше прочих общаться с немцами. Второй отдел — это отдел военной разведки, он постоянно должен был оценивать проекты атаки противника, расположение его сил и т.д. Выдающиеся заслуги Розе признали уже в 1942 году, когда с испанской стороны его наградили Военным крестом и Красным крестом за военные заслуги. С другой стороны, «Голубая дивизия» имела право запрашивать немецкие награды у того армейского корпуса, от которого зависела, чтобы награждать служащих. Так лейтенант Розе получил Железный крест, который, несомненно, для кого-то вроде него имел особое значение.

— Каким было его последнее сражение в Красном Бору?

— Главой второго отдела испанского Генерального штаба тогда был майор Алемани (Alemany), который особо ценил лейтенанта Розе и поручил ему важную миссию: отправиться в командный пункт сектора, который, по его мнению, будут атаковать, т.е. в 262-ой полк. Там Розе должен был развернуть передовой информационный узел для передачи достоверной информации в штаб «Дивизии» во время сражения. Как развивалось сражение, мы знаем. В какой-то момент лейтенант Розе понял, что не может оставаться в стороне, вместе с остальным штабом 262-ого полка бросился в контратаку и столкнулся с советскими войсками. В тот момент в бой вступил один из так называемых «комплексов зенитных орудий для наземных боевых действий», немцы прислали его для укрепления испанцев. Учитывая пушки в 88 и 38 мм они были чрезвычайно эффективны. Однако прибывшим немецким солдатам нужен был переводчик с немецкого на испанский, так как в разгар сражения они не очень понимали, где советские войска, а где испанские. Розе присоединился к ним и сражался с ними до самой гибели. Он погиб так, как и хотел: немецким солдатом, сражающимся против коммунизма.

— В последние дни после скандального выражения почтения в СМИ утверждают, что конечной целью «Голубой дивизии» было уничтожение евреев. Так ли это?

— То, о чем вы говорите, не было выражением почтения по отношению к «Голубой дивизии», это был акт определенных политических сил, не имеющий каких-либо социальных последствий. Мероприятия памяти «Голубой дивизии» проводит «Фонд „Голубой дивизии"» и там никогда не скажут ничего настолько дикого, как во время этого политического действа.

Ряд историков очень критично настроены против «Голубой дивизии», но даже в самых радикальных работах никто никогда не осмеливался заявлять, что «Дивизия» намеревалась уничтожить евреев.

Сотни тысяч детей и внуков тех, кто служил в «Дивизии», знают, что это никогда не было её целью. Ведь из уст тех 40 тысяч испанских военных, вернувшихся в домой, ни разу не прозвучали антисемитские заявления.

Единственный специалист по Холокосту, писавший о «Голубой дивизии», — Алан Берковиц (Alan Berkovitz), автор книги «„Голубая дивизия" перед лицом Холокоста». В этой своей работе он совершенно ясно дал понять, что испанцы не имели никакого отношения к преследованию евреев. Кстати, написать эту книгу его подтолкнула запись, которую он нашел в дневнике своего деда, литовского еврея. Тот написал, что за всю Вторую мировую войну они были счастливы лишь одну неделю, когда через их город проходили военные «Голубой дивизии», направлявшиеся на фронт.

Институт исследований Холокоста Яд ва-Шем при Иерусалимском университете не приводит никаких данных, свидетельствующих об участии членов «Голубой дивизии» в антисемитских действиях.

К сожалению, мы живем в эпоху, когда один твит может вызвать больше реакции, чем книга очерков. Слова инфлюенсера, никак не доказавшем, что он знает хоть что-то о «Голубой дивизии», набирают известность, потому что социальный сети только и живут этим: скандалом и провокацией. Раньше никто бы не стал подпитывать настолько предосудительные заявления, вроде этой, но сегодня твиты и «вирусные» новости, похоже, в центре обсуждения. И в итоге весь мир размышляет о том, чего никто из служивших в «Голубой дивизии» никогда не утверждал: «боролись они против евреев» или нет. У каждого из служащих дивизии была одна и та же цель: бороться против коммунизма. Поэтому ничто не может настолько удивить, как тот факт, что все левые СМИ снова и снова говорят об этом случае.

ИноСМИ.Ру

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх