На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Картина дня. Финансы

46 138 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юрий Шестаков
    Американцы проводили политику выжженной земли, британцы постоянно стравливали народы между собой, чтобы после легче б...ВСУ намерены излю...
  • Юрий Шестаков
    Ну, вот и признался Столтенберг, что США воюют на Украине против России! А то "помощь" гуманитарную оказывают, старен...Столтенберг назва...
  • Татьяна Маштакова
    ТМ А что вообще в Нидерландах ожидали услышать от российского посла? Ну не жалко им своих самолётов... а Россия так в...В МИД Нидерландов...

Украина. Бои в городах (очень полезный и своевременный текст)

От Финам.Инфо: Текст очень жесткий, но необходимый. Я бы даже сказал, его было бы важно донести именно до украинского читателя.

Рука робко отодвинула в сторону штору на окне, и в видеокамере телефона замелькали городские строения со столбом дыма на горизонте.

– Война у нас, – шепотом сказал голос за кадром на фоне звука работающей стиральной машины…

Камера телефона снимает из квартиры улицу, на которой люди в форме перебегают с места на место и стреляют друг в друга.



– Во, смотри, Петро! Стреляють у нас во дворе, бросай чай пить, снимай на телефон! Война к нам пришла!

– А кто стреляет?

– Да хто ж их знает!..

На видео дорога в городских кварталах, съёмка из легковой машины.

– Ой, смотри, техника стоит и горит! Это наша? – раздался женский голос за кадром.

– Не знаю, – буркнул мужской голос из района руля.

– Притормози, я снимаю, выложим в интернет, война же, страшно-то как!..

Нет, это не война. Это цирк. Но если цирк будет продолжаться, то ему на смену неизбежно придет пушной зверек. На одном из видео из городских застроек закадровый голос сказал правильную фразу:

– Ребята нам скоро «пушной зверек»…

И он прав. Этой короткой фразой «по-русски» человек сказал следующее предложение:

Нам, гражданским жителям, маловероятно выжить в городе, если в нем начнутся полноценные боевые действия.


Эта фраза – краеугольный камень.

И в ней много значений и логических цепочек, но главных выводов следует два:

1. Если боевые действия в городе вестись не будут, то его жители имеют шанс выжить.

2. Если в городе будут вестись боевые действия, жители должны заранее покинуть город, так как выжить в нем у них шансов нет.

Это аксиома. Т. е. она не требует доказательств. Но не все ее знают. А большинство не хочет в нее верить, так как это не укладывается в голове. А когда в голове эта аксиома уложилась – то… становится уже поздно.

Бой в городе…


Стиральная машинка в первом видео работать не будет, чай на кухне распивать во втором видео никто не будет, и спокойно разъезжать на машине по улицам никто не будет, как в третьем видео.

Да и снимать будет уже невозможно, да и не на что, и... не до съемок уже будет. А отправлять... А куда, если и интернета не будет? Потому что электричество, вода, тепло, газ и канализация будут перебиты и разорваны. Не отключены, а именно разорваны вместе с многоэтажными домами, дорогами и со всеми коммуникациями: над землей, на земле и под землей.

Разрушенные остовы многоэтажных домов, разбитый бетон с торчащей арматурой, горящие строения, черное закопченное небо. Искрящие провода, шипение остатков газа в трубах, льющаяся канализация, грязь от воды, перемешанная с сажей. Перебежки от подвала к подвалу под звуки рикошета пуль и вечного хруста под обувью. Вот она, реальная жизнь гражданского в городе, в котором идут конкретные боевые действия.

И потом у него «уложится» эта «аксиома», и он поймет, что он не выживет. И не потому, что еды нет, а чтоб попить, приходится выходить из подвала и искать ближайшую квартиру с полным сливным бачком в туалете (не грубая шутка, а реальность). И даже не потому, что его хотят убить. Просто так сложатся обстоятельства.

Гражданский человек при боевых действиях всем мешает – и своих отвлекаешь тебя же защищать, и чужим досада – под ногами мешаешься. А в городе гражданский мешает всем и всему. Он даже домам мешает падать и всяким другим сооружениям разрушаться.

При самом лучшем сценарии, когда его смерти никто не хочет – он все равно погибнет.
А про худший и говорить нечего – живой щит, заложник, приманка для противника и прочие прелести, где быть убитым – это самый простой способ прекращения жизни.

И нисколько не нагнетаю и не сгущаю краски. Это для нормального, обыкновенного человека оказаться в сражающемся городе – смертельная реальность. А для военного человека – это работа, просто в более сложных (из-за города) условиях, где он эту самую «реальность» и формирует собственными руками. И это действительно так.

Бой в городе – это один из наиболее сложных видов современного общевойскового боя и являются «боевыми действиями в особых условиях», согласно Уставу. Не думаю, что в современных условиях возможно в открытом доступе описывать, как производится подготовка войск к овладению города, как комплектуются штурмовые группы и расставляется «елочкой» бронетехника огневой группы. И тем более описывать тактику работы и движения штурмовой группы, хотя ранее мы это делали. Ни к чему это в данной текущей ситуации. Но общие логические принципы общеизвестны.

Если отбросить политику, то почему обороняющийся пытается закрепиться в городе?

– Ему так удобнее, комфортнее и эффективнее вести боевые действия.

– Ему есть, где принять пищу, укрыться от непогоды, спать.

– А самое главное – не нужно строить систему обороны с нуля. Большинство строений, коммуникаций и особенности рельефа органично трансформируются в сильно укрепленные опорные пункты, аналоги которым невозможно создать специально за короткое время.

Бетонные дома превращаются во многоэшелонные доты и дзоты, подземные транспортные артерии – в скрытые коммуникации, крыши домов – в КНП и снайперские позиции. Есть потенциал, где складировать запас и разместить резерв с возможностью отдыха и ротации. Комфортные условия.

А если учесть, что наступающие в городских условиях ограничены в маневре и в применении ряда вооружений, то становится понятно, почему обороняющиеся всеми фибрами цепляются за города.

Может ли наступающая сторона разбить обороняющегося в городской черте противника?

Конечно, да.

*Правильная подготовка и расчет нужного количества личного состава и необходимой техники.
*Организация оптимальных для данного города штурмовых групп, разумное и грамотное использование сильных сторон бронетехники.
*Эффективные тактические действия и построение взаимодействия с разнородными и соседними группами и подразделениями.
*Боевой дух. Решимость и настрой.


Все это вместе взломает всякую оборону и разобьет любого противника в каком угодно сильно укрепленном населенном пункте.

У наступающего в городских условиях есть одна особенность, основанная на объективной реальности – он очень предрасположен к разрушению всего, что должен захватить. Ну а как еще атаковать целое осиное гнездо дотов по пристрелянным улицам? В лоб с автоматом и танком? Да ну на кой. Тем более это уже проходили…

Глядя на Харьков, вспомнил первый штурм Грозного. Это когда один, очень популярный в гражданской среде «типа боевой генерал» отправил сборные полки в лоб без предварительной огневой подготовки. А когда ему на это прямо указали командиры подразделений, понесших значительные потери, он «объяснил» это тем, что высшие круги не желают портить интерьер города в глазах многочисленных иностранных репортеров и… Снова бросил подразделения в бой без артиллерийской и авиационной подготовки.
И только ценой очень больших и абсолютно неадекватных потерь удалось убрать эту дебильную «дипломатию» и начать действовать так, как «положено».

А как положено?

Вот так:


Просто вот так вот весь город разрушается? Ну зачем так варварски! Нет, конечно, не варварски, а обоснованно и планомерно.

Город является опорным пунктом обороны противника. Разведкой и логикой расположения городской застройки устанавливаются места узловой обороны и опорных пунктов. Выявляются НП и КНП, замаскированные позиции огневых средств и иные силы и средства обороняющихся. По всему этому наносится огневой удар с неизбежными разрушениями городской застройки. Если в этих домах были гражданские – они погибнут, хотя никто не хотел их смерти.

Далее в атаку идут штурмовые группы. Главная ударная сила в городской штурмовой группе – это пехотинец. Именно он будет проходить каждый дом, каждый подъезд и в нем каждую квартиру в поисках противника. И даже если противник затаится и не будет вести огонь из какого-то дома, наступающий все равно зачистит этот молчащий дом и все его квартиры. Так положено. Жители могут и не знать, что в пустующих квартирах или на крыше скрытно расположились обороняющиеся. А оставлять потенциальную угрозу за своей спиной нельзя. Т. е. отсидеться в «не стреляющем» доме не получится.

Как «зачищается» дом?


Очень просто – варварски.

Сначала в подъезд «заходит» граната, затем солдат. Сначала в квартиру «заходит» граната, затем солдат. Никто ничего не спрашивает и не слушает. Двери не спасут. Их или выносят взрывом, или в несущих стенах делают новые проходы. Если в этих домах будут гражданские – они погибнут. Хотя никто не хотел их смерти. Наступающие поймут, что в какой-то квартире были гражданские, только после того, как они будут убиты. Да, подвалы и крыши тоже зачищаются. В обязательном порядке.

Если какой-то дом огрызается по наступающим огнем, то он обрабатывается «огневой группой» штурмующих, большим калибром – нижние этажи, мелким калибром – верхние этажи. Если противник жестко сопротивляется, то здание тупо разрушается бронетехникой. Грубо говоря, танки из «ёлочки» ломают опорные стены первых этажей и обрушивают здание целиком. Соответственно, если в этом здании были гражданские – они неизбежно погибнут. Сказок не бывает.

Ну а если гражданские, услышав канонаду приближающегося боя, начнут уходить в противоположную сторону? Не получится. Пока первый эшелон устанавливает огневой контакт с противником и определяет некую очаговую линию фронта, артиллерия и авиация начинают обрабатывать второй и последующие эшелоны обороны противника, которые вполне обычно неплохо определяются, так как используют тот же рельеф и особенности городской застройки. Арта и авиация тут могут действовать вполне безбоязненно, так как риск зацепить своих минимален. Значит, если в этих домах будут гражданские – они неизбежно погибнут.

Да, дороги и проспекты также постоянно обрабатываются артиллерией в режиме «беспокоящегося» огня. Особенно пристреливаются к перекрестам и делают там зону «СО». Зачем? Чтоб не давать организованно проводить логистику. Мешать ротации подразделений, создавать перебои с подвозом боеприпасов. Выводить из строя транспорт. Соответственно, если на дорогах в любой (!) части воюющего города будут гражданские – они погибнут.

Выйти из города? Большая вероятность, что расстреляют на блокпостах. Даже свои. Просто на всякий случай, из опасения «удара исподтишка» и диверсантов.

В общем: система огня обороняющихся и нападающих, действие личного состава обеих сторон, а так же применяемые всеми тактические приемы сводят на полный ноль шанс выживания гражданского человека, оказавшегося в городских кварталах. Причем убить мирное население могут как «чужие», так и «свои» с одинаковым успехом. Даже если и те и другие этого не хотят априори.

Уже не говорю о том, что если мирное население захотят целенаправленно уничтожить или использовать в своих целях для максимального «ухудшения жизни» противнику, то шансов выжить у мирного населения нет вообще. Тут возможно привести кучу примеров и вариантов. Но почему-то… не хочется это делать.

Не стоит в открытом доступе давать описание различных вариантов использования гражданских для решения своих военных вопросов. Не стоит. И так все не слишком радостно.

Почему и зачем все это пишу?


Вроде и так понятна тактика РС РФ – боевые действия ведутся на открытой местности, а города окружаются и блокируются. И все вышеописанное в принципе понятно всем и является прописными истинами.

Но реальность поставила все на свои места, и в данный момент появились конкретные примеры из текущей практики ведения боевых действий. Харьков, Мариуполь, Изюм разрушаются. На улицах идут самые настоящие боевые действия. Мирные люди неизбежно… гибнут… Сумы, Херсон, Конотоп отделались легким испугом. Инфраструктура городов цела. Жители живы.

Все бравурные призывы властей к защите городов – дичайшая тупая ошибка. Вооружение кого попало из непонятно кого – несусветная глупость. «Военную машину» может остановить только «военная машина», а не горстка ботаников с автоматами. А вооруженный криминалитет только ухудшит общую обстановку с безопасностью и функционированием городов.

Но противоборство двух армий в пределах города неизбежно разрушит сам город с гибелью его жителей вне желания обоих противоборствующих сторон.


Просто говорить «словами» об этом бесполезно. А вот говорить на уровне «примеров» получается более эффективно, так как это доходчиво и более понятно.

Окружили город, перерезали транспортные артерии коммуникаций и снабжения. Выставили городу предложение:

– Хотите как Харькове и Мариуполе? Или хотите как в Херсоне и Конотопе? Хотите договориться? Давайте договариваться, примеры безболезненного решения вопроса есть: захват Херсона практически без боя; договор с Конотопом. Не хотите договориться или не получается, потому что у вас стоит гарнизон? Хорошо, тогда предлагаем два варианта:
1) из города выходят войска по какой-либо договоренности, и мы его занимаем;
2) из города выходят мирные жители, и мы его… разрушаем в бою и занимаем. Других вариантов нет. Все равно зайдем и займем. У нас сейчас другого пути нет.

Это и должны понимать как жители городов, так и люди, находящиеся у власти этих городов.

Мирные жители должны быть в максимальной безопасности. В этом должны быть заинтересованы обе стороны.

Смерть гражданским людям могут желать только те, кто не планирует связывать свою дальнейшую жизнь с Украиной.


За осознанные преступления или преступные ошибки должны ответить все. Когда-нибудь, но должны ответить все. Это неизбежно.

В предыдущей статье «Письмо украинцу от вежливого русского солдата» было описано, почему военные «не любят» гражданских при ведении боевых действий. Сейчас это описано четко и конкретно. Грубо и жестко. Но по-другому никак. Чтоб мирные жители максимально выжили – рассусоливать нельзя. А любой словесный политический понос – преступен по последствиям, плата за которые – жизни людей. Да, мне больно понимать все вышеописанное сердцем. Но чтоб не разорвалось это сердце, нужно принимать решения холодной головой.

Следующая фотография сложно воспринимается на данный момент. Это харьковчане в 2014 году на улицах своего города... И ведь эти люди есть. Но они не выйдут на улицы. Они знают, что с ними будет. Настоящая демократия не любит демократию.

Украина. Бои в городах


Мир перестал быть цветным, какой он всегда был на гражданке. Мир стал таким, какой он бывает при ведении боевых действий: черно-белый. Нужно поступать или так, или эдак.

Дальше будет еще хуже, когда потери увеличатся с обеих сторон, и озлобленность у обеих сторон только вырастет. И если кто-то сознательно будет выбирать худший вариант – бой в городе при наличии в нем мирных граждан, это должно быть задекларировано заранее и доведено жителям данных городов заблаговременно. Чтобы обе стороны понимали, кто так решил. И тот, кто принял такое решение – должен понести за это ответственность.

Дальнейшая твердая последовательность таких действий и формирование прецедентов расставит все точки над «i» в этой формуле, и схема занятия городов с минимальными потерями среди гражданских людей будет отработана. Но она обязательно должна быть предложена с показом конкретных положительных примеров.

P. S.


Это все очень тяжело писать. Мы ведь один народ, и у нас действительно «одна на всех бабушка».

Разговаривал на днях с украинскими родственниками. Все на данный момент живы и даже на связи. Прилично друг другу наговорили за эти дни, достаточно наорали друг на друга, много в чём не смогли убедить друг друга. Но на два вопроса они мне не смогли ответить:

– Скажите, ну зачем на Украине ходили маршем отморозки и орали «москаляку на гиляку»? Это же было далеко до 2014 года! Ну зачем? Чего мы вам плохого-то тогда сделали, что вы нам смерти желали?

– У нас такого не было! Это где-то там в других городах!

– Хорошо, но власти-то в вашей стране это разрешали? Ну не запрещали ведь? Это же и по телевизору показывали свободно?

– Ну да. Ну это не к нам вопрос, это у властей спрашивать надо! Мы-то – простые жители при чем?

– Ну так вот и пришли спросить у ваших властей, чего они нам уже 30 лет смерти желают! Вы тут совсем ни при чем! Вот и не мешайте, раз вам все равно, и вы сами у них это не спрашиваете!

Молчание в телефоне…

– Нас сейчас убивают!

– Убивают? Вот если сейчас в Киеве десяток людей выйдет на улицу с российскими флагами, то вот их-то точно убьют! Да и раньше февраля бы покалечили! А вот в занятом Херсоне десятку людей можно нагло орать в лицо русским солдатам и размахивать флагами Украины! Знаете почему? Потому что знают, что их точно не убьют!

Молчание в телефоне...


Алексей Кузнецов (Aleks тв). "Военное обозрение".

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх