Картина дня. Финансы

45 746 подписчиков

Свежие комментарии

  • Воробей
    Надо надеяться, размер кладбища будет ну очень большой!Позорный конец. А...
  • Sergej
    Самый хороший НАТОВСКИЙ солдат это мёртвый солдат лично я так считаюПозорный конец. А...
  • Василий
    Как говорили классики - хороший солдат это мертвый солдат - хотя гибель любого - даже натовца это как минимум трагеди...Позорный конец. А...

Новая нормальность в свете передела мира

Новой нормальностью доктор экономических наук А.С. Булатов, профессор МГИМО МИД России, обозначил «одну из главных тенденций, определяющих современное развитие мировой экономики». 

Новая нормальность в свете передела мира

Ненормальность «новой нормальности»

Хотя не так уж нова эта новая нормальность, ей без малого сто лет: «Термин new normal появился в 1930-е г. в США в период Великой депрессии и приспособления экономики и всего общества к ее последствиям. Вновь этот термин стал широко употребляться после кризиса 2008-2009 гг., когда стало ясно, что мировая экономика сталкивается с новыми явлениями – замедлением динамики экономического роста, меньшими, чем ожидалось, темпами четвертой промышленной революции, изменением характера глобализации. Новую популярность термин приобрел после пандемии коронавируса, приведшей к изменениям в поведении большинства экономических агентов во всех странах мира».

В свете таких изменений то, что раньше было необычным, шокирующим, становится обычным, нормальным. А при содействии обширного социально-экономического, а также информационного инструментария глобализма скорость внедрения нового значительно увеличилась. Начинается гонка за новыми стереотипами и новыми нормами. Каждая из таких норм в конечном итоге приносит своим адептам известный доход по ее внедрению.

Лобби этой новой нормы получает не меньшую прибыль, нежели лобби торговых законов, приносящих поблажки их спонсорам и бизнесу. В новой реальности мир сталкивается с массой явлений, развитие которых происходит всплесками, волнами, появление их трудно прогнозировать; уровень неопределённости резко повышается, а перспективы становятся туманными. Причем не только в вопросах, к которым все привыкли: переучиваться ли домохозяйкам на новые профессии или нет, а если да, то на какие? захватят ли цифровые платформы новые для них отрасли? произойдет ли рост массовой безработицы в результате замены ряда профессий роботами и искусственным интеллектом (хотя и так ясно, что произойдет)? будут ли НПО и дальше постепенно заменять государство? Появляются вопросы, возникновение которых еще несколько лет назад было невозможным.

Например, что будет объявлено неонацизмом в ходе продолжения конфликта России и Украины – украинская идеология, обильно использующая фашистскую символику, стратегию, риторику и идеи; или российский политический режим – на спекуляциях об «агрессии» России? Кого «мировое сообщество» назначит нацистами – себя, перешедшего на фашистскую риторику и возродившего на официальных мероприятиях фашистское приветствие (недавнее «зигхайль» представительницы Польши на Евровидении уже никого не покоробило: а что, вся Европа выражала симпатию к этому приветствию девяносто лет назад), или русских, которых собирается признать «другими, отличными от европейцев» людьми?

Новая нормальность ненормальна, если нормой считать устойчивый порядок вещей и возможность сбывающихся прогнозов. А в наше время не только экономические прогнозы затруднены, но и внеэкономические явления приобретают непредсказуемый вид. Кто подскажет, ослабеет ли либеральная идеология в мире или нет в свете того, что в России она компрометирует себя каждым своим действием? Произойдет ли усиление социальной напряженности в случае роста массовой безработицы или мировой капитализм наберет достаточно ресурсов, чтобы обеспечить безработных получением базового дохода в виде пособий? Останется ли в развитых странах культурной привычкой интерес к труду или его сменит рост интереса к досугу, притом что наличие пособий, обеспечивающих базовый доход, уже подорвало интерес к труду и карьерному росту у целых социальных категорий?

И наконец, самый острый вопрос: разразится ли ядерный конфликт в ходе третьей мировой войны (о которой многие говорят так, словно она уже идет)? Как это нередко бывает, самый острый вопрос оказывается не самым насущным. С ним та же история, что с вопросом об изменении климата – сколько бы Греты Тунберг и Анналены Бербок ни предрекали экологический Апокалипсис, люди проявляют спокойствие: на всё воля Божия, отстаньте от нас, есть вопросы поважнее.

Два года назад А.С. Булатов писал: «Главными субъектами глобальной экономики в обозримой перспективе останутся национальные экономики (нет признаков, что в последние годы их вытесняют остальные факторы). Однако их интерес к глобальной экономике может снизиться. Новая реальность продемонстрировала не только замедление темпов глобализации, но и возросшие риски участия в ней (пандемии уменьшают надежность глобальных цепочек создания стоимости, торговые войны снижают потоки товаров, услуг и капитала)». Кто же знал, что грянет специальная военная операция, в ходе которой США как фактический хозяин мира потребует от Европы разрушения всей её экономики, внедряя антироссийские санкции?

Внеэкономические факторы приобретают все большее значение. Они могут быть связаны с экономикой через обвальное падение уровня жизни целых стран и народов, но имеют основой психологию масс, системы ценностей, национальных идей. У народов все чаще обнаруживается иные системы взглядов, нежели у истеблишмента, у мирового правительства. Становится ясно, что «великая перезагрузка» Клауса Шваба провалилась, едва начавшись. Революция в одной отдельно взятой стране – отнюдь не то же самое, что назревающие революционные настроения во многих странах. Назревающие одновременно под влиянием того, что правительства половины мира уничтожают экономику своих стран и благосостояние населения под давлением США. И даже народу самих США это приносит только бедствия! Глобальный истеблишмент уничтожает средства к существованию народов, как в древности загнивающая элита уничтожала богатства своего племени, требуя пышных похорон со всем своим золотом, оружием, конями, повозками, гаремами…

В свете последних событий предположения о том, «что в условиях новой нормальности интерес крупных экономик к глобализации не будет расти, а возможно, даже ослабеет», приобретают совсем другой смысл. Если и ослабеет, то вместе с разрушением союзов, еще недавно казавшихся довольно прочными. Это неизбежно в той «новой нормальности» (возьмём всё же это выражение в кавычки), пик новизны которой мы, надеюсь, уже прошли. Не хотелось бы узреть очередные ее всплески и разветвления.

Агния Кренгель.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх