Картина дня. Финансы

45 677 подписчиков

Свежие комментарии

Микоян ядовито о товарище Сталине

Либералы очень любят ссылаться на мемуары Анастаса Микояна о Сталине. Там вождь предстаёт в совершённо мрачных красках. Нет такой гадости о Сталине, что не легла бы на эти страницы. Эти мемуары я разбирал подробно и вывод наш с Ваши вполне очевиден - это грубая фальшивка. Реальный Микоян к их написанию никакого отношения не имел.

Микоян ядовито о товарище Сталине

Достаточно прочитать, что говорили про эти мемуары родственники Микояна. И то, что изданы они спустя четверть века после ухода Микояна из жизни. Верстались он уже в наше время неизвестными литературными деятелями вполне определённого толка. Частью туда вошли старые Советских ещё времён материалы, а сверху обильно сдобрили откровенными фальшивками.

Сейчас удалось найти записи реальных бесед с Микояном замечательного Советского историка и журналиста Куманёва. Надо сказать, что даже в Советские годы Анастас Иванович хитрит. Давно уже нет Сталина, но Микоян, что называется, и нашим и вашим. Ох, не зря в народе про него сложили поговорку: "От Ильича до Ильича без ревматизма и паралича".

Сразу вспомнил анекдот как из-под проливного дождя на Политбюро заходит Микоян. Совершенно сухой и даже без зонтика. Как-так? - спрашивают его товарищи по партии. Очень просто, - отвечает Микоян, - я вжик, вжик и между струйками.

Так и интервью семидесятых Микоян Сталина то хвалит, то чернит самой чёрной краской. То он у него талантливый хозяйственник, замечательный организатор и военачальник. То вождь предстаёт перепуганной гимназисткой в первые дни Великой Отечественной. Ну и репрессии, репрессии, куда ж без них.

Любопытная деталь. Куманёв вспоминает, как ему дали возможность поработать в Кремлёвском архиве ЦК КПСС ещё в шестидесятые. Было представлено для работы большое число резолюций на документах и довольно развёрнутых. Были резолюции и Сталина и членов Политбюро. Но ни одной резолюции Микояна.

На прямой вопрос последнему помощнику Микояна - где же резолюции его начальника - был получен прямой ответ. Дословно: "Вы их не найдёте". Понимайте как знаете. Куманёв оговаривается, что, видимо, Анастас Иванович не занимался "таким творчеством". Но звучит откровенно странно. Микоян - один из высших руководителей СССР и ни одной резолюции? Скорее уж, действительно между струйками, умудрился подчистить архивы Сталинской поры. Трудно даже поверить в такое!

Вот, например, как отдаёт дань хрущёвскому двадцатому съезду товарищ Микоян:

"Сталин в конце тридцатых - до предела подозрительный человек, безжалостный и страшно самоуверенный. По-моему, тогда он просто спятил. Таким же он предстал перед нами в последние три-четыре года до своей смерти."

Читать откровенно мерзко. Это один из ближайших соратников Сталина. Больше того - мало кто умел так восхвалять вождя с трибуны пока Сталин был ещё жив. И такая фига в кармане. Поразительный оппортунизм.

Больше того, Микоян обвиняет Сталина в том, что "проспали" Великую Отечественную. Вот послушайте:

"Его упрямство, большая самоуверенность и большое самомнение очень дорого стоили стране, нашему народу. Сталин фактически обеспечил внезапность фашистской агрессии со всеми её тяжелыми последствиями."

И дальше Микоян повторяет байки либералов, что Сталин, якобы, не верил в возможность начала боевых действий с Германией ранее конца сорок второго, а то и сорок третьего года. Отмахивался от всех сообщений разведки. И вообще не готовился к неизбежному.

Это, ясное дело, глупость. Потому что тот же Молотов в беседах с Феликсом Чуевым очень подробно разъяснял этот вопрос. Сомнений, что воевать с Германией придётся не было ни у кого. У Сталина в первую голову, да он на съезде тридцать четвёртого года этому три дня доклад посвятил! Другое дело, что нашему хозяйству не хватало буквально года-двух, чтобы уверенно разгромить Германию при первых попытках нападения.

Собственно, история это и показала. К сорок третьему году, несмотря на тяжелейший удар по экономике, результаты пятилетки дали о себе знать. И Советская армия, как и народное хозяйство, промышленность стали самыми сильными в мире. Что во многом сделало возможной Победу.

Именно поэтому тянули как могли. Всеми дипломатическими средствами. На соплях. Страшно боялись провокаций, в том числе провокаций наших западных партнёров. Британии, в первую очередь. Западу крайне выгодно было бросить спичку между СССР и Германией. Сталин всеми силами старался этого не допустить.

Молотов вспоминал, что в сорок первом казалось, что почти продержались. Ближе к концу лета начинать большой поход против СССР - безумие для толкового штабиста. Чуть протянешь и вот уже осенняя распутица, а там и морозы грянут. Казалось, что еще пару недель и можно выдохнуть до следующей весны-лета.

Да неразгромленная Британия оставалась сильным фактором. Сталин и Молотов полагались на расчёты, что Гитлер сначала постарается добить Британию, главного своего врага. И только потом полезет на Советский Союз. Воевать на два фронта, опять же, безумие.

Не приняли в расчёт, что никакого реального фронта со стороны Британии не было. С Гитлером сражались два года на бумаге. Сильно подозреваю, что когда Гитлер принимал решение напасть на нас, им были получены некие секретные гарантии от Британии и США, что никакой активной военной поддержки они СССР не окажут. Собственно так и вышло, кто забыл - второй фронт появится только к концу сорок четвёртого, когда конец гитлеровской Германии был и так предрешён.

Полагаете, товарищ Микоян всего этого не понимал? Понимал прекрасно, не мог не понимать. Но политический момент при Хрущёве требовал говорить вот так и он с большим актёрским мастерством говорил. За что и продолжал получать должности и награды. Напомню, Рокоссовский, например, поносить погибшего вождя отказался, за что был немедленно смещён с поста Никиткой.

И тут же Микоян в беседе опровергает сам себя. Рассказывает о ходе совещания с Сталина ночью двадцать первого июня. Поступают косвенные свидетельства о подготовке к чему-то нехорошему. Например, из порта Риги готовились выйти сразу двадцать пять торговых сухогрузов Германии. С чего вдруг?

Микоян рассказывает, что Сталин снова напоминает о возможных провокациях. Нельзя допустить развязывания конфликта. Да ещё, чтобы мы сами дали к этому повод. Задержать корабли - значит такой казус белли, как раз, дать.

И несмотря на все эти опасения, Сталин выпускает ночью двадцать первого директиву в войска. С указанием, что возможно внезапное нападение или провокации. Приграничным округам приказано прийти в полную боевую готовность.

Другое дело, что банально не успели. Грубо говоря, толком приказ смог выполнить только морской флот. Сухопутные силы и авиация оказались застигнуты врасплох. Хорошо известно, что в ряде частей не успели даже отозвать офицеров из отпусков. Но ведь директиву "спятивший", по мнению Микояна, Сталин выпустил. Где же тут самоуверенность и самомнение?

Досталось от Микояна и умнице Молотову. Вот послушайте очередные гадости про товарища по работе:

"Вячеслав Михайлович большой тугодум, лишённый чувства нового, смелой инициативы, человек он к тому же весьма чёрствый и тщеславный."

Дальше в словах Микояна сквозит откровенная зависть. С душевной болью он рассказывает, что Молотова воспринимали как правую руку Сталина. Как ближайшего советника вождя. Молотова, а не Микояна.

Я так на минуточку напомню, что именно Молотов в тулупе, сидя в надувной лодке с кислородным прибором, летел под обстрелами сутки в грузовом салоне бомбардировщика. Летел к Черчиллю, чтобы заставить хитрого британского лиса всё-таки подписать союзный договор.

А когда Черчилль поводил за нос и отказался, точно так же летел из Британии к Рузвельту в США. И там наших прямых врагов капиталистов уговорил. И второй фронт пообещать и ленд-лизом малость помочь. А потом вернулся к Черчиллю и тыкал того в бумажку с подписью Рузвельта. Пока потомок герцогов Мальборо не был вынужден подписать такое же союзное обязательство. Ну не было у товарища Молотова "чувства нового", "тугодум", что с него возьмёшь.

Я тут не мемуары, которые можно оспаривать, я бы одну известную речь товарища Микояна вспомнил бы. Она прекрасно сохранилась на кинохронике. Это речь Микояна на двадцатилетии ВЧК-НКВД. Да-да, в том самом особо любимом либералами тридцать седьмом году. Посмотрите, как-нибудь, она коротенькая, пять минут всего. Но товарища Микояна раскрывает полностью.

Кстати, знаете когда в этой речи Микоян сорвал первые аплодисменты зала? Когда мельком упомянул товарища Сталина. Хитрый был Анастас Иванович. Вот как Микоян говорит о троцкистах в этой речи:

"Мы разгромили их благодаря тому, что товарищ Сталин, который всегда настойчиво добивался повышения бдительности в нашей среде, учил и учит нас, как распознавать врагов. Нам удалось при помощи товарища Сталина, умеющего так остро видеть и раскрывать врага, разгромить банду троцкистско-бухаринских японо-немецких шпионов".

В этой же речи Микоян в пример ставит Сталинский стиль работы. Например, вот чего добился товарищ Каганович, как работая в Сталинском стиле ему удалось поднять из разрухи и сделать передовым наш железнодорожный транспорт. И напоследок Микоян желает всем придерживаться этого стиля, равняться на товарища Сталина:

"Мы добьёмся величайших побед в истории нашей партии, побед, которые мы не забудем никогда, благодаря тому, что работаем под руководством товарища Сталина, усвоив Сталинский стиль работы."

Я бы опирался на эти слова товарища Микояна гораздо больше, чем на поздние неприятные высказывания. Просто потому, что сказаны эти слова были перед двумя тысячами чекистов, съехавшихся в 1937 году в Большой Театр. А ведь такой человек как Микоян перед чекистами врать не будет, как думаете?

МемуаристЪ.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх