Картина дня. Финансы

45 677 подписчиков

Свежие комментарии

Операция «Динамо». Мифы и реальность

Начать стоит, пожалуй, с того, что в мае 1940 года войну проиграла не Франция, войну (точнее – первый её этап) проиграла коалиция, где Великобритания была представлена более чем широко. Её экспедиционный корпус (львиная доля армии) это 12 дивизий (из них 10 полностью боеспособных), это 308 танков (и ещё 284 поступивших в ходе боёв в составе Первой бронетанковой дивизии), это Королевские ВВС в шаговой доступности (расстояния в Европе для самолётов тех времён небольшие) и, наконец, это Королевский флот, превосходящий Кригсмарине наголову.

Операция «Динамо». Мифы и реальность

А были ещё голландцы и бельгийцы. Которые тоже воевали. Немцы разбили тогда коалицию. О причинах можно спорить бесконечно, по мне так – главная заключается в том, что союзники не были готовы к тотальной войне, в первую очередь морально, и надеялись на компромисс, там, где немцы были готовы идти до конца. Но это другая история, а нас интересует Дюнкерк, где были прижаты к морю около 400 тысяч союзников. А дальше начинаются мифы.

Миф первый. Стоп-приказ и окружение

Кто только не писал о стоп-приказе Гитлера, и немецкие фельдмаршалы, и маститые историки, и любители конспирологии... Для начала цифры – в Дюнкерке союзники бросили 2472 орудия и 77 318 тонн боеприпасов.

Узкий плацдарм, до 400 тысяч человек личного состава, две с половиной тысячи орудий, позади них королевский флот с его калибрами и поддержка ВВС с аэродромов Британии. Что могли сделать немецкие генералы? Положить людей в лобовых штурмах? Они были кем угодно, но не идиотами. Стоп-приказ он вынужденный, не конспирологический. Бои с такой группировкой при такой поддержке, конечно же, шансы на успех имели, но это был бы новый Верден, с реками крови. Причём рисковавший затянуться на месяцы. Зачем?

Разбомбить с воздуха? Так пытались, уже в ходе «Динамо» пытались, не вышло. Не было окружения, ибо было доступно снабжение по морю, пусть и под авиаударами, но Севастополю это чуть позже не мешало, как и Сталинграду, где снабжение шло через Волгу, не было и стоп-приказа. Было осознание объективной реальности немцами – победа с наскока невозможна. А то, что возможно, это не блицкриг, это бойня. Вот и всё. Другой вопрос потом, когда битые фельдмаршалы объясняли, что они не при чём, это всё их руководство, стало модным списывать поражения на некие приказы.

Миф второй. Плацдарм спасли французы

Он же – британцы бросили союзников. Всё не так. Эвакуировано 198 229 британских и 139 997 французских военнослужащих и прочих союзников. Вывозили абсолютно всех, другой вопрос, что французы не все хотели в Англию, и то, что французские подразделения прикрывали погрузку. Но не только они – это раз, а два – они прикрывали погрузку в том числе и своих. Количество пленных французов, кстати – 50 тысяч человек, а убитых – менее тысячи, что намекает на то, что все, кто хотел уйти – ушли, а плацдарм немцы не особо и штурмовали.

Так что всё было по-честному, насколько это возможно в тех условиях – Королевский флот вытаскивал всех. Другой вопрос, что всё это можно было делать в меньшей спешке и с меньшими потерями, группировка такого масштаба могла держаться месяцами, но что вышло, то вышло. Опять же – моё личное суждение – сыграла роль деморализация после разгрома. А две брошенные французские дивизии... Выбора не было.

Миф третий. Немцы не мешали

«Всего за время эвакуации британцы смогли уничтожить 145 вражеских самолётов ценой потери 156 своих, ещё 35 немецких самолётов было уничтожено зенитной артиллерией с кораблей.»

Ещё как мешали, насколько могли. Флот вот не мог, даже субмаринам в мелководном районе делать нечего, а послать туда большие корабли – чистый суицид. Сосредоточить тяжелую артиллерию и долбить сутками хорошо в компьютерной игре, в реале же это недели времени, их у немцев не было. Оставалась авиация – она действовала, насколько могла. А могла она на плацдарме, насыщенном ПВО и прикрытом истребителями, немногое. Скажем, немцы выдали максимум возможного. Но проиграли. Причём закономерно проиграли. В процессе между тем создав англичанам колоссальные проблемы. Вообще, хроника более чем убедительна. 31 мая немцы резко уменьшают площадь плацдарма, с 3 июня эвакуационные работы проводятся только ночью, уже 4 июня операцию сворачивают. Никак. Слишком сильное противодействие.

Миф четвёртый. Эвакуация на лодках

На самом деле главный успех немцев в борьбе за плацдарм – разбитые причалы Дюнкерка. Их ВВС эту задачу выполнили, сделав невозможной эвакуацию техники и запасов. Остальное – нужда. Без причалов, с учётом мелководного и песчаного дна возле Дюнкерка, пришлось привлекать те самые лодки, яхты, речные трамвайчики... Они элементарно могли подойти близко к берегу, и то солдатам приходилось к ним брести в воде по пояс по мелководью. В таком случае унести с собой что-то можно было только в руках, максимум – винтовку.

И всё равно забирали далеко не только они. Два бетонных мола Дюнкерка позволили участвовать в эвакуации военным (крейсер Calcutta, 39 эсминцев, 36 тральщиков, 13 торпедных катеров и охотников, 9 канонерских лодок) и торговым флотам. Собственно, основная задача мелких плавсредств – довозить солдат до больших кораблей. ВМФ Франции в эвакуации тоже поучаствовал – 49 боевых кораблей.

В итоге же 311 малых плавсредств, выполнявших вспомогательную роль начиная с 27 мая, превратились в средство спасения всей армии. Что, не умаляя героизм гражданских, спасавших свою армию, совершенно не так.

Победа или катастрофа

Однозначной оценки нет и у англичан. С одной стороны, спасён личный состав кадровой армии, получившие боевой опыт ценнейшие специалисты, обученные ещё в мирное время. Это несомненный успех. Но есть и оборотная сторона: «455 танков, более 80 тысяч автомобилей, мотоциклов и другой техники, две с половиной тысячи пушек, 68 тысяч тонн боеприпасов, 147 тысяч тонн горючего и 377 тысяч тонн прочих припасов.»

Всё это немцам попросту подарили. А ещё эвакуация имела свою цену – 243 корабля, из них 9 эсминцев. В итоге же полная неоднозначность – спасли людей, но потеряли запасы и фактически проиграли битву за Францию. Лучше всего сказал Черчилль: «В результате эвакуаций войны не выигрываются.»

Что, впрочем, не помешало использовать этот случай в пропаганде во всю. Для нас же это пример именно того, как делать не надо. Не надо бросать технику и снаряжение, не надо оставлять единственный пригодный порт без прикрытия ПВО, не надо недооценивать противника. Потому как не было бы ряда грубейших ошибок, и не пришлось бы вывозить солдат, бросивших всё имущество и вооружение, под ударами авиации противника.

Роман Иванов.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх