Картина дня. Финансы

45 677 подписчиков

Свежие комментарии

Кремлёвский волк о силе Сталина

Поразительные воспоминания про Сталина от одного из самых долгожителей Ленинской гвардии. Прожил почти сто лет, всего месяц не дожил до путча девяносто первого. Быть может, к лучшему. Американский журналист Стюарт Кахан назвал толстую книгу об этом человек "Кремлёвский волк". Сам юбиляр на это отреагировал простым русским словом "сволочь".

Кремлёвский волк о силе Сталина

С его лёгкой руки, а вовсе не Берии, в народ пошла крылатая фраза "У каждой аварии есть имя, фамилия и должность". Результаты работы военные годы впечатляют. При нём число аварий снизилось более, чем в двадцать раз! Видный американский железнодорожный магнат назвал результаты его работы "Советским транспортным чудом".

Догадались, наверное, что речь про Лазаря Кагановича, легендарного Сталинского наркома железных дорог. Гораздо менее известно, что именно он был генеральным секретарём компартии юной Советской Украины с двадцать пятого года. Кто там вспомнил про национальность Зеленского?

Уже в старшем возрасте, когда можно было говорить открыто о делах минувшего, Каганович дал несколько интервью известному Советскому историку и журналисту Куманёву.

Мы привыкли судить об отношении Сталина к своим наркомам по либеральным анекдотам. Вроде истории про известный тост вождя:

"За Кагановича! Каганович - храбрый человек, он знает, если поезда не будут приходить вовремя, его расстреляют!
"

Считается, что Сталин так "похвалил" железнодорожного наркома перед французскими коммунистами в конце сорок четвёртого. Трудно сказать было ли такое на самом деле, но это явно не стиль настоящего товарища Сталина.

Гораздо ближе к правде рассказ самого Кагановича о другом тосте, в августе тридцать девятого. После подписания договора о ненападении с Германией в честь посла Риббентропа был устроен небольшой приём в Андреевском зале. Германский посланник явно распушил перья, как же, заключён исторический договор, вся слава ему.

Молотов произнёс несколько дежурных тостов за дружбу Советского и Германского народов, развитие промышленного и торгового сотрудничества. И тут Риббентроп начал явно намекать, что хотел бы в ответ поднять бокал за фюрера германской нации. Только Сталин не дал ему такой возможности.

На этом приёме Сталин ещё не произносил сам тостов. Вождь вежливо прервал посла и сказал, что хотел бы поднять тост за товарища Кагановича! Мол, мы много говорили о торговле, а важнейшее в этом - хорошая работа железных дорог. И с нажимом произнёс:

- Выпьем за товарища Кагановича, - и уточнил, - За Лазаря Моисеевича!

Больше того, Сталин сидел далеко и не мог дотянуться. Поэтому поднялся, подошёл к Кагановичу и чокнулся с ним. Риббентропа и нескольких германских чиновников от идеи выпивать с евреем перекосило, но Сталин сам показал пример. Пришлось тянуться к бокалу Кагановича, чокаться, морщиться и пить.

Посыл Сталина был ясен как день. Договор мы подписали, хоть и с пониманием, что это только временная отсрочка. Но господам из рейха не стоит забывать кто есть они и кто есть мы. И пока их будет корёжить от выпивки с людьми не той, по их мнению, национальности - народам нашим не по пути.

В беседе Куманёв несколько раз спрашивает легендарного наркома насколько товарищ Сталин был компетентен в военных вопросах. Вопрос не праздный, на дворе конец восьмидесятых. Либералы яростно вопят, что Сталин совершенно не разбирался в военном деле и вообще "победили вопреки".

Каганович интеллигентно улыбнулся и спорить не стал. Сказал очень красиво:

"Хочу обратить Ваше внимание на суть одной статьи Сталина "К вопросу о стратегии и тактике русских коммунистов" от двадцать третьего года."

И попросил журналиста зачитать некоторые места из этой статьи. С глубоким пониманием стратегии и тактики боевых действий. Как, достаточно зрелая статья в плане теории? И дальше нарком касается практики:

"Сталин вышел из Гражданской обогащенным разнообразной практикой. Он проявил высокую компетентность. В огне её он видал виды. Сталин владел великой стратегией. Его опыт в Гражданской колоссален."

В другой беседе с журналистом Каганович вернётся к этому вопросу. И опять не голословные восхваления, а ссылка на мнение опытных военных. Мнение вполне однозначное:

"В крупных стратегических операциях он как Верховный и председатель Ставки благодаря своим знаниям, природному уму, поразительной памяти и другим большим способностям разбирался весьма неплохо. Это общее и объективное мнение военных специалистов, которые его окружали."

Ещё один любимый либералами вопрос как хитрый Гитлер обманул простачка Сталина. Притворился другом, а сам первый вероломно напал. Каганович с усмешкой разбивает и эти доводы. Подробно объясняет, что Сталин прекрасно понимал неизбежность столкновения с Германией. Вопрос был только в сроках. Все задачи, которые ставил вождь в конце тридцатых, были в той или иной степени про подготовку к неизбежному конфликту с империализмом.

Вот, как сам Каганович говорит про это в свойственной ироничной манере:

"Не Гитлер обманул нас. Мы рассчитывали, Сталин рассчитывал. И это была его продуманная стратегия. Сталин рассчитывал на выигрыш времени и обеспечил выигрыш в двадцать два месяца."

Ещё один вопрос, которым привыкли тыкать в историков. Любому рукопожатному либералу известно - Победа была достигнута только благодаря американскому ленд-лизу. Показывать справочники, из которых видно, что общая доля ленд-лиза в нашей военной продукции не превышала четырёх процентов, бесполезно. Мол, что Вы опять за свои проценты.

Вот пожалуйста, можно и без процентов. Компетентное мнение человека, который в условиях тяжелейшего военного времени обеспечивал надёжную работу железных дорог. Вот как Каганович отзывается об американских поставках:

"Чепуху давали по военно-экономическим поставкам наши союзники, особенно в сорок первом и сорок втором годах. Только более или менее и то со скрипом кое-что мы получили от них к концу Великой Отечественной, когда восстанавливали народное хозяйство. Но, если строго разобраться, то большей частью это была разная чепуха. Я имею в виду транспорт."

Зато нарком подробно рассказывает насколько жёсткую борьбу за экономию на каждом направлении работы вёл Сталин. Главные сражения были за резервы, именно эти резервы помогли достичь Победы. Главный Сталинский принцип в эти годы - помогать там, где уже нельзя не помочь. Слово Кагановичу:

"Сталин держал книжечку, наиболее важное было записано там. Главное - резервы, резервы, резервы. Выжимай из себя, что можешь. Если увидишь, что всё исчерпано, я тебе помогу".

И кстати к вопросу об управлении хозяйством. Очень актуальном, я бы сказал, вопросе и сегодня. Нарком рассказывает, что вождь занимался не только военным делами даже во время главных стратегических операций. Много времени было посвящено чисто хозяйственным вещам.

Нарком финансов Арсений Зверев проводил на совещаниях с вождём едва ли не больше времени, чем члены Ставки Верховного главнокомандования. Это работу Лазарь Моисеевич подытоживает так:

"Сталин и валюту держал под строжайшим контролем. При нем не было дефицита бюджета. Это мировой факт."

И снова возврат к вопросу про Гитлера, обманувшего Сталина. Каганович опять же объясняет историю невиданным взлётом Советского государства. Взлётом, который просто не смогли, не успели осознать наши "западные партнёры". И жестоко обожглись:

"Гитлер сам себя обманул. Он видел нашу страну старой, отсталой и не видел Россию обновленной, преобразованной за последние десять лет. Фашистский фюрер проморгал эти десять лет. Ленинская партия, Сталин поставили перед народом задачу: мы должны пробежать расстояние по индустриализации страны за десять лет, хотя другим государствам для этого требовалось полвека!"

Трудно назвать Кагановича ярым Сталинистом. Легендарный нарком просто отдаёт вождю должное. Он не отрицает ошибок, у кого их не было. Не отрицает и перегибы в тридцать седьмом. Но опять же, настаивает - враги государства были, вполне настоящие и вычистить их было вопросом выживания всего народа. Как ни тяжело признавать, без процессов тридцать седьмого не было бы и салютов сорок пятого.

Быть может и хорошо, что Каганович не увидел августа девяносто первого и того, что было дальше. Либеральных деятелей до конца дней называл не иначе как "шибздиками".

Сохранились воспоминания медсестры, которая ухаживала за Кагановичем в последние дни. Когда Сталинскому наркому стало плохо на голубом экране были довольные Ельцин с Горбачёвым. Последние слова наркома - "Это катастрофа". Печальный диагноз нашей эпохе от видного строителя власти Советской. Легендарного "Кремлёвского волка".

МемуаристЪ.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх