На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Картина дня. Финансы

46 139 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вад Кук
    Какая она страшная стала вот наверное поэтому говно и кипитАлле Пугачёвой гр...
  • Виктор Окунев
    Самолеты все б/у. Ремонтировать дорого, утилизировать тоже деньги нужны. А здесь и забот никаких и ты в почете.В МИД Нидерландов...
  • Evgenija Palette
    Мало того - изменение климата, геологические катастрофы, какие-то скопища инопланитян на горизонте, ЕЩЕ И СУМАСШЕДШИЕ...Спонсоры отказали...

The Economist (Великобритания): справится ли Германия без российского газа?

Немецкие власти и представители промышленности утверждают, что запрет на российскую энергию, прежде всего газ, приведет к высокой безработице, массовой бедности и рецессии, пишет The Economist. Однако ряд экономистов верят, что этого не случится.

27 марта немецкий канцлер Олаф Шольц необычайно резко отреагировал на вопрос ведущей популярного ток-шоу Анны Вилль (Ann Will). Она привела в пример исследования, по которым выходит, что даже если импорт российских энергоносителей оборвется, экономический рост Германии сократится лишь незначительно. "Они заблуждаются", – отрезал Шольц, добавив, что просто заносить числа в математические модели "безответственно".
Уже нескольких недель между видными экономистами и министрами Шольца кипят жаркие споры о том, чем чреват запрет на российскую энергию. Немецкие власти, лоббисты от промышленности и проправительственные либо профсоюзные аналитические центры утверждают, что это приведет к высокой безработице, массовой бедности и рецессии. Однако независимые экономисты и ряд оппозиционных политиков уверяет, что последствия будут хоть и существенными, но управляемыми.
Пока их спор вполне может оказаться беспредметным. 30 марта министр экономики и климата Германии Роберт Хабек (Robert Habeck) запустил первый этап чрезвычайного плана по управлению газовыми поставками на случай, если Россия перекроет вентиль. А та именно этим и угрожает, потому что Германия и остальная часть "Большой семерки" отвергла требование Путина к "недружественным" странам платить за газ в рублях.
Но если газ продолжит течь, то продолжится и спор о нравственности. Германия ежемесячно импортирует российского газа, нефти и угля на сумму около 1,8 миллиардов евро (2 миллиардов долларов), тем самым финансируя путинскую кампанию на Украине. Ряд европейских правительств призывает к эмбарго, однако Шольц говорит, что от прекращения поставок сама Германия пострадает даже больше России. На этой неделе близкий к немецким профсоюзам аналитический центр IMK подтвердил в своем исследовании мрачную оценку правительства. В нем утверждается, что прекращение импорта энергоносителей из России повлечет за собой глубокую рецессию, при которой ВВП страны сократится более чем на 6%, даже если половину российского газа удастся компенсировать из альтернативных источников. Но эти оценки очень приблизительны. "Всерьез смоделировать прекращение газового импорта невозможно", – предостерег Себастьян Дуллиен (Sebastian Dullien) из IMK.
Это редкий случай, когда с IMK согласны лоббисты большого бизнеса, – в частности, ассоциация немецких промышленников BDI. В начале марта глава BDI Зигфрид Руссвурм (Siegfried Russwurm) предостерег, что разговоры в ЕС об эмбарго на российские энергоносители – это "игра с огнем", а сам союз пострадает даже больше России, которую рассчитывает наказать. Немецкий же химический гигант BASF объявил: если поставки ему газа сократятся вдвое, то производство на крупнейшем в мире химическом заводе в Людвигсхафене, где трудится около 40 000 человек, придется остановить. Кроме того, под угрозой окажутся сотни тысяч рабочих мест в смежных областях. Глава BASF Мартин Брудермюллер (Martin Brudermüller) заявил инвесторам 26 марта: "В краткосрочной перспективе заменить российский газ невозможно".
Однако эти пессимистические оценки опровергают Немецкий институт экономических исследований (DIW), группа немецких и иностранных экономистов в соавторстве с исследовательской организацией IFO, а также экологическая исследовательская группа ECONtribute, куда входят университеты Бонна и Кельна. По их оценкам выходит, что при единовременном прекращении российских поставок ВВП Германии сократится максимум на 3%. Для сравнения, в 2020 году, в первый год пандемии COVID-19, которую Германия стоически выдержала, ее ВВП сократился на 4,5%.
"Главная проблема – это газ", – пишет один из авторов статьи Мориц Шуларик (Moritz Schularick). С потерей российской нефти и угля можно справиться сравнительно легко: их можно заменить импортом из других стран. Однако примерно половину своего газа Германия получает из России. Поэтому, считает Шуларик, даже импортом из других стран, заменой газовых электростанций угольными и атомными и стабильным заполнением хранилищ в течение лета удастся компенсировать лишь 70% этого объема.
Главный вопрос – как с этим справится немецкая промышленность. Все согласны, что быстро найти замену газу для промышленных процессов – задача не из легких. Однако Беньямин Молль (Benjamin Moll), другой автор статьи, отмечает, что во время Второй мировой американская экономика поразительным образом приспособилась к аналогичному дефициту. Когда в 1940 году президент Франклин Рузвельт потребовал, чтобы промышленность выдала 50 000 истребителей в год, экономисты сочли это безумием, ведь за весь 1939 год военных самолетов было выпущено менее 3 000 штук. Однако уже к концу войны Америка производила по 300 000 истребителей ежегодно.
В интервью еженедельной газете Welt am Sonntag бывший министр финансов Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble) заявил, что порой людям приходится идти на существенные жертвы ради своего образа жизни и своих свобод. Кроме того, продление украинского конфликта дорого обойдется всей европейской экономике. "Из-за неопределенности есть риск скрытых потерь", – говорит член Европейского парламента Луис Гарикано (Luis Garicano), который поддерживает немедленное энергетическое эмбарго. Он опасается, что эти меры будут введены только после того, как Россия продолжит эскалацию конфликта. "Мы не должны этого дожидаться", – говорит он.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх