Картина дня. Финансы

45 742 подписчика

Свежие комментарии

  • Александр Дмитриев
    Главное чтобы его услышали в белом доме.Полковник Макгрег...
  • Ольга Ушакова
    Все эти ООНы будут расследовать очевидное и придут к выводу, что все видео пропали по неизвестным причинам!!Американцы обвини...
  • Karen Firyan
    А если все же добыть дешевую энергию, и не убивать носителей знаний?Хазин: принято ре...

Неудобная сегодня правда о белом терроре

Вениамин Константинович Шалагинов (4 января 1910 — 4 марта 1981, Новосибирск) — советский деятель юстиции, писатель.- автор основанных на материалах судебных процессов книг. В годы Великой Отечественной войны был призван в РККА — военный судья, член трибунала гарнизона, председатель трибунала дивизии. После войны продолжил службу. Известно, что будучи в 1956 году Заместителем председателя Военного трибунала Сибирского Военного Округа полковник юстиции В. К. Шалагинов подписал справку о посмертной реабилитации «за отсутствием состава преступления» расстрелянного в 1939 году по обвинению в шпионаже в пользу Японии писателя Вивиана Итина.

Неудобная сегодня правда о белом терроре

Книга В. Шалагинова "Последние" - сборник очерков по материалам судебных процессов  1920 гг над белыми командирами Сибири и Казахстана.
Это не историческое исследование ,а что-то вроде сборника очерков
Главный очерк в сборнике это "Конец атамана Анненкова". -есть в сети. Очерк рассказывает о деятельности белого генерала Бориса Анненкова (себя тот называл атаманом) в годы гражаднской войны.
Борис Анненков называл себя потомком декабриста Ивана Анненкова и француженки Полины Гебль (те самые из фильма "Звезда пленительного счастья").
Подтверждений   именно этому нет, но родственником Ивана Анненкова он точно был.


.

Сам Анненков - из из потомственных дворян Новгородской губернии, и, соответственно, казаком не был. Но после юнкерского училища его распределили в Сибирский казачий полк.
Он участвовал в 1 мировой войне, командуя партизанским отрядом. В царской армии в те годы партизанами называли  не ту категорию ,к которой мы привыкли.
Партизанский отряд Анненкова состоял из солдат-казаков и совершал рейды по немецким тылам, то есть это было вроде разведывательно-диверсионной группы.
.
В годы гражданской войны Анненков воевал на стороне белых ,в составе армии Колчака, где Анненков  собрал из добровольцев собственный отряд (его он назвал "Партизанская дивизия", а своих воинов - "партизаны")  и сам назначил себя его командиром (себя он назвал "атаман"). На начало событий ему было около 30 лет.
Численность отряда  сильно колебалась, на пике составляла около 18 000 человек .в основном казаков. Так же были   китайцы, киргизы и сербы.
Знамя отряда было черного цвета ,на нем череп с костями и надпись "С нами бог и атаман". Отряд ("дивизия") состоял из полков с названиями вроде   "черные гусары", "гусары смерти", "синие гусары" , "голубые уланы", и "Маруся отравилась"
По приказу Анненкова в отряде официальным обращением  было  "брат".
Военное снабжение отряда  шло через французскую военную миссию при штабе Колчака
Отряд действовал в Южной Сибири и в Северном Казахстане -  в Семиречье ( местность вокруг Семипалатинска в Казахстане)
.
Гражданская война  была очень жестокой. Белые войска адмирала Колчака  - выделялись  своей жестокостью  даже на общем фоне гражданской войны, в итоге против них взбунтовалась почти вся Сибирь.
Таким образом, колчаковскому  командованию было с чем сравнивать, Но по мнению белого командования, отряд Анненкова выделялся  жестоким обращением с населением  даже на этом фоне.
Более того. Белые казаки в армии Колчака считались  вообще полными  беспредельщиками, это явление другие белые генералы  осуждали и называли "атаманщина". Но отряд атамана Анненкова осуждали за излишнюю жестокость даже белые казаки из других частей.
.
Позднее,  с этим отрядом Анненков создал  на территории Семиречья  "царство беспредела" во главе с собой - как полковник Курц в фильме "Апокалипсис сегодня"
.
На пограничных пикетах  княжества Анненкова висел плакат "Всякий партизан имеет право расстреливать каждого, не служившего в моих частях, без суда и следствия. Анненков“.
.
Далее подробности как из книги, так и из других источников.

.
В сентябре 1918 года Анненков подавлял  крестьянское восстание.
Крестьяне Славгородского уезда Алтайской губернии поднялись против Сибирского временного правительства.
Их делегаты съехались в Славгород.
Туда и нагрянули 10 сентября войска атамана.
Они убили  полтысячи славгородцев, в том числе 87 делегатов  крестьянского съезда.
Всех их по личному приказу Анненкова зарубили на главной площади.
у  них выкалывали глаза, вырезали языки, срезали кожу со спины.
Затем началась карательная экспедиция по окрестным селам.
В Черном Доле, где находился штаб восстания, его активистов вешали, привязывали к конским хвостам, закапывали живьем.
Молодых женщин свозили к эшелону карателей, где их насиловали и убивали
.
Крестьянин  Полянский Семен Петрович рассказывал: "Народ бежал от Анненкова на бричках в сторону Ключинского тракта… Немного позже мне пришлось однажды ехать той же дорогой с почтой. За четыре версты до Славгорода стали попадаться трупы, порубленные шашками. Дорога на том месте была сжата в узкий проход, и трупы столпились в этом рукаве. Я слезал, стаскивал их на обочину, и только тогда ямщик двигался вперед"…

В соседнем Семипалатинске Анненков угрожал казнить каждого пятого жителя.
Перепуганные горожане и крестьяне стали собирать деньги на откуп от убийц и уговаривать зачинщиков восстания самим сдаваться, чтобы казаки пощадили невинных.
.
Впечатленный  эффективностью подавления бунта, Верховный правитель России адмирал Колчак пожаловал Анненкову чин генерал-майора.
.
Анненков обосновался в Семиречье.
Эту область он мечтал сделать независимой казачьей республикой.
При этом атаман отказывался  отправиться на фронт,  воевать против регулярной Красной армии
Неисполнение приказа полностью атаман мотивировал необходимостью подавлять постоянно вспыхивавшие в Семиречье крестьянские  восстания. .
..
Нравы на территории "пиратской республики " сами белые описывали примерно так:
Лебонт, полковой артельщик одной из анненковских частей, свидетель: Первая рота рассказывала: «Мы ее повели и утопили. Лезь, - говорим, - в прорубь, а она смеется».
Председательствующий: Не понял, кто смеется?
Лебонт: А женщина, которую повели топить. У нас по ночам всегда топили. Изнасилуют и говорят: «Прыгай в прорубь»… Она думает, что шутят… И смеется.

..
Служивший у Анненкова сотник В.Н. Ефремов свидетельствовал: "Дисциплина в Партизанской дивизии была чисто разбойничья, главным, если не единственным наказанием, была казнь, носившая название "ликвидации", а лица, занимавшиеся этим из любви к искусству, - "ликвидаторами"
Суд в Партизанской дивизии существовал только на бумаге. "Ликвидировать", кроме самого Анненкова, могли по своему усмотрению и начальники частей и гарнизонов. Я знал нескольких "анненковцев" - молодых людей, за которыми насчитывалось по несколько сотен "ликвидаций""
.
В отряде служил офицером некий Аполлонский, или по-другому - Полло, артист из Одессы.
Анненкову показалось, что Полло большевик.
Была спешно сколочена коллегия военно-полевого суда из пяти человек и назначен день процесса.  Но  военно-полевой суд увидел перед собой голое место. Ни единой улики!
Не оставалось другого, как вынести оправдательный приговор. Полло направился в казарму.
Наутро, председатель суда поднял полог юрты атамана. Предстояла далеко не безопасная проформа утверждения оправдательного приговора.
Заглянув молча в хвост бумаги, Анненков обмакнул перо в непроливашку.
«Утвердить», - вывел он левее слова «приговор» и тут же добавил: - «Повесить».
Спустя час на пробитой в мураве желтой плешине трое чубатых, приплясывая, уминали вокруг столба с перекладиной свежевскопанную землю,
Оправданный был повешен.
.
По отзвываам белых генералов из других частей, суровая дисциплина отряда основывалась, с одной стороны, на характере вождя, с другой, - на интернациональном, так сказать, составе его. Там были батальоны китайцев афганцев и сербов. Это укрепляло положение атамана. В случае необходимости китайцы без особенного смущения расстреливали русских, афганцы - китайцев и наоборот.
..
.Анненков знал английский, французский. языки, Писал стихи. Написал мемуары "Колчаковщина"
Из показаний адъютанта Анненкова: «В Омске мы, соратники знали его уже как человека не курившего и не потреблявшего спиртных напитков, но много уничтожавшего конфет. Не имел друзей, чуждался женщин — он был холост…. В Киргизии Анненков любил покататься на автомобиле, любил задавить кошку, собаку, курицу, барана… Говорил, что хотелось бы задавить какого-нибудь киргизёнка».
..
 В личном владении атамана состояла прекрасная конюшня скаковых лошадей. . У него были личный повар, личный парикмахер, личный гардеробщик.
Каждый день его видели в новом мундире: сегодня он кирасир, завтра — лейб-атаманец, послезавтра — улан или гусар.
При атамане был отряд телохранителей, хор песенников, управляющий личным зверинцем (помимо лошадей он таскал за собой волков, медведей,  лис)
. После обеда его ублажал духовой оркестр. Был у него в свите и палач — пан Левандовский, с которым он обходился весьма учтиво.
...
В своем войске он издавал приказы, запрещавшие употребление спиртного .курение ,а так же опиум , но по отзывам очевидцев ,они не исполнялись.
.
В докладе начальника Особой канцелярии, выполнявшей функции белогвардейской контрразведки, особо отмечалось, что «китайцы атамана Анненкова наводят на жителей страх и заставляют жителей покидать свои дома». Автор доклада цитирует письмо одного из анненковских солдат: «Из Андреевки все ушли, боялись китайцев Анненкова, которые обращаются не по-человечески (бесчеловечно)».
.
…В девятнадцатом году по весне ледовый покров Иртыша провис , и тогда на песочек из темной осевшей воды вынесло двух утопленников. Лежали они в обнимку, как преданные братья. Один - лейб-атаманец  туго увязанный в башлык с позументами, усатый, носатый, при шашке и кольте в деревянной кобуре, другой -. длиннорукий мальчишка-красноармеец, босой, голова острижена наголо.
И людям пришло на память - в полуверсте от песочка, зимой анненковцы топили в Иртыше пленных красногвардейцев. Мальчишка-смертник, завидев   черную воду в проруби, мгновенно обхватил зазевавшегося атаманца и рухнул с ним в ледовую могилу.
Выслушав доклад начальника конного разъездз, что обнаружил на Иртыше мертвые тела, Анненков раздраженно фыркнул, переспросил:
- Хоронить с воинскими почестями? Кого ж это? . - Геройскую партию в этой игре сделал красногвардеец, но это же враг… Атаманца? Вареного петуха? Столкните его обратно в воду, он еще не доплыл до своего креста!

Красные анненковцев в плен, как правило, не брали. Начальник Особой канцелярии штаба 2-го Отдельного Степного корпуса, подчёркивая этот факт, в своём докладе писал: «Среди кадровых частей замечается нежелание служить в частях дивизии атамана Анненкова, так как они думают, что большевики сочтут их за добровольцев и обязательно убьют».
.
Анненковская «партизанская дивизия» оказалась слабой в боевом отношении.
Когда Анненкову в конце концов всё же пришлось сражаться с регулярными частями Красной армии, наступавшими на Семиречье, его дивизия сразу потерпела поражение и начала отступление в Китай.
.
Перед переходом китайской границы,    Анненков лично обратился к своим войскам, предлагая каждому выбрать, отправится ли он с атаманом на чужбину или на свой страх и риск останется в красной России.
Большинство предпочло остаться.
Атаман  обещал им , что неподалеку, в городе Карагач   для них уже приготовлены лошади и подводы с припасами на дорогу.
Когда 3800 казаков и солдат отправились искать город Карагач (которого не было), вместо телег и продовольствия их ждали пять заранее вырытых огромных рвов и пулеметы.
Все «предавшие атамана» (в ямах было найдено около 3800 трупов) были раздеты догола, расстреляны и закопаны недалеко от озера Алаколь.
.
Этот эпизод описал Валентин Пикуль  в исторической миниатюре «Был город, которого не было».
.
В апреле 1920 по дороге в Китай  от дивизии Анненкова,    отделился и ушёл    Оренбургский казачий полк. .  белогвардейский офицер А. Новокрещёнков,  писал о причинах этого:
«Приблизительно в марте, числа 16-19-го, отряд атамана Анненкова под натиском Красной армии подошёл к границе Китая у перевала Сельке.
Это место атаман назвал „Орлиное гнездо“ и расположился там лагерем с отрядом численностью примерно в 5 тысяч человек.
Здесь были полк атамана Анненкова, или Атаманский, Оренбургский полк генерала Дутова,.
Атаманский полк осуществлял прикрытие отступления отряда.
Он же на месте производил суд над идущими на родину партизанами — их просто раздевали и расстреливали или сообщали вооружённым киргизам, что идёт такая-то партия и её надо уничтожить.
.
С отрядом к границе шли семьи некоторых офицеров, как, например, семья заслуженного оренбуржца полковника Луговских, состоявшая из трёх дочерей, престарелой жены, жена есаула Мартемьянова и в числе других — жена с 12-летней дочерью вахмистра Петрова-Оренбужца.
.
Всем семьям атаман приказал эвакуироваться в Китай, а сам немедля отдал приказ 1-й сотне Атаманского полка, сотнику Васильеву отдать всех женщин в распоряжение партизан и киргизов, а мужчин перебить.
.
Как только стали приезжать семейства, то сотник Васильев задерживал их под разными предлогами и отправлял в обоз своей сотни, где уже были любители насилия: полковник Сергеев — начальник гарнизона Сергиополя, Шульга, Ганага и другие.
.
Прибывших женщин раздевали, и они переходили в пьяные компании из рук в руки, и после их рубили в самых невероятных позах.
.удалось выбраться уже изнасилованной с отрубленной рукой дочери вахмистра, которая прибежала в отряд и всё рассказала.
.
Это передали оренбуржцам, попросили их встать на защиту. Полк немедля вооружился, а командир его Завершенский пошёл с Мартемьяновым к атаману и потребовал выдачи виновных.
.
Атаман долго не соглашался, оттягивал время, дабы главный виновник Васильев имел возможность убежать за границу и тем самым замести следы.
Но Завершенский под угрозой револьвера заставил атамана выдать преступников.
Оренбуржцы арестовали Шульгу, Ганагу и ещё трёх-четырёх человек. Были вызваны добровольцы их порубить. Рубка этих людей происходила на глазах всего отряда.
После этой казни Оренбужский  полк немедля снялся и пошёл в Китай, не желая оставаться в отряде Анненкова.
Вслед Оренбуржскому полку анненковцы дали несколько выстрелов из орудий, к счастью, не попавших в цель…
Позднее по приказу генерала Дутова произвели дознание в управлении эмигрантами. Васильева поймали, арестовали, и он погиб голодной смертью в том же Оренбургском полку уже в Китае»
.
Как вспоминал об этом эпизоде  белый генерал А.С. Бакич, "около сорока семейств офицеров  и беженцев были безжалостно ограблены, женщины и девушки от 7 до 18 лет изнасилованы, а затем зарублены".
.
войско Анненкова сократилось до 700 человек, с которыми он перешёл китайскую границу. С собой он вывез очень много  награбленного имущества до автомобилей включительно, а также золото и другие ценности

Одно время Анненков сидел в китайской тюрьме за грабежи и бесчинства своих подчиненных
Анненков из тюрьмы писал письма ,предлагая свои услуги властям Китая и Японии.
В китайской тюрьме он провел три года.
Вышел он на свободу лишь в 1924 году, когда в его дело вмешался английский консул.
Англичане хотели, чтобы атаман возглавил боевое крыло русской эмиграции, но он отказался, решив заняться разведением породистых лошадей.

.
В 1926 году китайские власти выдали атамана  Анненкова и его начальника штаба Денисова в СССР.
Состоялся суд в г. Семипалатинск
На суде Анненков держался очень скромно,  оправдывался, что в какой-то момент его войска стали неуправляемы, чинили погромы, грабили и убивали без оглядки на своего командующего.
Впоследнем слове Анненков сказал: «Я думал, что когда-нибудь Советское правительство даст мне возможность загладить мою глубокую вину своей верной и преданной службой ему и отдать себя целиком и полностью на служение ему. После речей обвинения я понял, что я не нужен советскому правительству, я понял, что мне не может быть никакой пощады, мне не может быть никакого снисхождения за мою прошлую борьбу… Я ухожу из этой жизни раскаявшимся преступником, и я хочу думать, что я уйду из жизни со снятым проклятием с моего имени и фамилии».
.
Суд вынес обоим  смертный приговор.
Оба подали прошение о помиловании, которое не было удовлетворено. Анненкова и Денисова расстреляли 25 августа 1927 года.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх